Идём в детский сад. Часть 2

Приспособление к детскому саду может осложниться из-за таких (по мнению взрослых!) мелочей, как отсутствие любимой игрушки, с которой привык играть и засыпать ребенок, подушки, признаваемой вредной в некоторых детских садах, отсутствие «своего» места за столом и т.д. Стоит за несколько дней до поступления в садик познакомить с ним ребенка: показать игровую комнату, спальню, игрушки, продемонстрировать, как удобно мыть руки, сидеть за детским столиком, лазать по шведской стенке и т.д. Это «первое свидание» непременно должно быть окрашено теплым, участливым вниманием к новичку, уверенностью в его положительных качествах, умениях и знаниях и в том, что он со всеми новыми заботами непременно справится и будет чувствовать себя в садике как дома.

«Болевыми точками» для ребенка, поступившего в детсад, часто являются сон и еда. Действительно, в любой группе оказываются, по крайней мере, несколько детей, которые уже не спят днем. Или не было заведено такого порядка дома, или же напротив, в семье принуждали спать, не смотря на нежелание или невозможность заснуть. И теперь они пользуются любым случаем, чтобы не спать в группе.

Чаще всего сон малыша нарушен из-за неблагополучия нервной системы. При ее органических нарушениях сон изменен с самого начала жизни: крайне беспокоен, прерывист, ребенок словно путает день и ночь. Еще более частый источник нарушения сна — невропатия. Сон в этом случает также беспокойный, но более продолжительный, нет и изменения суточного биоритма. Такие дети рано отказывается спать днем: уже в 2-3 года дневной сон для них — проблема.

Правда, они вначале восполняют недостающие часы сна ночью, но в дальнейшем продолжительность сна меньше, чем у обычных детей. Типичная картина в детском саду: нервный ребенок не спит, мешает другим и засыпает, в лучшем случае, перед окончанием «тихого часа». А когда его начинают будить, он капризничает и раздражается. Будить, безусловно, нужно, но ни в коем случае резко не тормошить, а подходить время от времени, гладить и говорить ласково: «Проснись!» Для этого необходима отдельная комната в детском саду, меньшее количество детей и большее терпение воспитателей. Способствуют засыпанию и тихая, приятная, убаюкивающая музыка, и чтение нестрашной сказки перед сном, и разделение по отдельным комнатам спящих и неспящих детей. Те, кто не спит, могут играть в нешумные игры, что-либо строить, рассматривать книги. Такое разделение решит много проблем; главное оно поможет и тем и другим детям: ведь громкие укоры воспитателей, обращенные к неспящим, и угрозы в их адрес мешают спать всем.

Трудности могут возникнуть также из-за еды. Как и дома, тех, кто мешкает за столом, начинают стыдить, угрожать, что их не заберет мама, и чуть ли не кормят насильно. Ничего кроме отвращения к еде, это вызвать не может. Детям надо привыкнуть к новой пище; да всегда найдутся и такие, кто не отличается аппетитом, а насильно его не вызовешь.

Особого внимания требует психологическая атмосфера в детских группах. Вы можете сказать: это задача воспитателей, пусть они и заботятся. Отчасти вы правы. Воспитателю уже через несколько недель ясно, кто лидирует в группе, кого все любят, с кем хотят играть, а кто изолирован и отвергнут. Задача воспитателя — вовремя заметив распределение ролей в группе, незаметно сделать так, чтобы не допустить перекоса в отношениях, отвержения кого-то из детей.

Демократия нужна и здесь; собственно говоря, отсюда она и начинается. Если воспитатель придерживается авторитарного стиля руководства, делит детей на «любимчиков» и «плохих», то группа быстро расслаивается на ряд подгрупп, соперничающих друг с другом. В каждой из них возрастает число изолированных и отвергнутых. Начинают преобладать, особенно у мальчиков, отношения силы и подчинения.

Кто же эти дети, которые куражатся над слабыми, устанавливают единоличную власть в группе и являются дезорганизующим элементом? Такими могут оказаться дети органически расторможенные, возбудимые, с периодически возникающими и далеко не всегда мотивированными вспышками гнева и ярости. Причиной тому могут быть либо тяжелые родовые травмы и инфекции, либо наследственные, генетические предпосылки. Вариантов патологического поведения может быть весьма много, но объединяют их деструктивность (агрессивность, неуправляемость, расторможенность), отсутствие чувства вины, низкий эффект от воспитательных мероприятий. Обычно эти дети готовы «исправляться» прямо на глазах, они каются, просят прощения, обещают больше никогда, никогда этого не делать и … начинают все сначала. Нередко органически и генетически обусловленные аномалии поведения сочетаются между собой. Однако нужно помнить, что первые из них лучше поддаются направленному лечению, а вторые скорее общим дисциплинарным воздействиям под наблюдением психоневролога.

Кто же чаще всего оказывается страдающей стороной? Это обычно эмоционально чувствительные, впечатлительные и ранимые дети, добрые и ранимые по своей натуре, не способные к агрессии и злости, нуждающиеся, как никто другой, в ласке и заботе. Именно они способны заболеть неврозом в результате грубого, издергивающего отношения взрослых и сверстников. Эти дети хотят быть отзывчивыми и искренними, послушными и примерными, но так, чтобы сохранить чувство собственного достоинства. Другое дело, что все это у них далеко не всегда получается из-за повышенной ранимости, обидчивости и постепенно формирующихся под влиянием неблагоприятных обстоятельств невротических изменений: беспокойства, страхов неуверенности в себе.